Get Adobe Flash player

Дореволюционная торговая Россия

Хорошо известна зависимость дореволюционной торговой России от Германии. Днепровско-Бугский и Огинский каналы давали системам Немана и Вислы огромный грузооборот белорусского леса. Германия, таким образом, являлась монополистом в деле покупки нашего леса. Этот громодзкий материал не выдерживал железнодорожных перевозок, да и железная дорога привела бы его кратчайшим путем в ту же Пруссию. Между тем немецкая политика заключалась в том, чтобы получать русское лесное сырье, перерабатывать его на своих деревообделочных заводах и далее отправлять внутрь страны или на заграничные рынки. В самом деле, по данным Прусской статистики, более точной, чем русская, в последние годы по Неману сплавлялось в Восточную Пруссию 87 проц. необработанных материалов и только

13  проц. приходилось на тесаный лес, клепку и пиленые сортименты. На нижнем течении Немана и в Кенигсберге появился ряд заводов для переработки древесной массы, целлюлезы и писчебумажных фабрик.

В то время как белорусский крестьянин не находил у себя заработков на родине, прусский рабочий перерабатывал наш молодой здоровый лес—балансы. Район Кенигсберга получал по германским данным на 19 миллионов сырого леса. Только очень решительные меры могли изменить такое положение вещей. Дело в том, что германские тарифы, подтвержденные и русско-германскими договорами, ставили очень серьезные преграды ввозу в Германию поделочного леса.Пиленый лес, например, облагался 5,46 копеек за 100 кгрм., тогда как круглый лес только 0,91 копейку. Балансы провозились в Германию беспошлинно. Из этого ясно, что без решительных мер, которые должны были бы заключаться в обходе германской границы, дело не могло бы обойтись.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Интересные записи